Про Го как геополитику

Рубрика: Серьезные текстыМетки: , , , , , ,
0

Созрел для того чтобы выложить свою небольшую статью, часть трактата о Го как о геополитике. Текст рассчитан на уже готовую с точки зрения Го аудиторию, поэтому про геополитику много, а про Го мало. Но кто разбирается — тот сопоставит. Копирайт пока не делигирую.

«Любой архитектор мирового порядка
рано или поздно начинал играть в вейцы»

Ныне неудавшийся роман из вселенной Последних времен — «Премия мира»

Геополитика – наука, дисциплина и практика отношения государства и территории, с которой это государство взаимодействует. Она появилась на заре XX века, хотя многие работы, ранее не оформленные в отдельное научное направление, появлялись и раньше. В силу исторических, политических и социальных причин геополитику сразу обозвали лженаукой (в основном под влиянием марксизма, допускающее только один феномен, двигающий колесо истории – классовую борьбу). Также, в основном под влиянием пропаганды ее увязали с фашизмом (один из отцов-основателей геополитики Карл Хаусхофер (1869—1946) был знаком лично с Гитлером, но его работы были по национационал-социалистическим соображением отвергнуты). Так продолжалось до тех пор, пока наступающая сторона «холодной войны» — США – не стала нуждаться в методологическом обосновании своей экспансионистской политики.

Геополитика как направление сложилась на опыте и уроках Большой игры – глобальном геополитическом противостоянии Российской и Британской империи XIX века, когда в условиях тотального технического, культурного и демографического превосходства эти государства занялись активной колонизацией всего доступного пространства на Кавказе, в Средней Азии, на Дальнем востоке.

Antique Maps of the World Map of the World John Seney c 1721
О том, что территория диктует государству его развитие, замечали еще древние греки, создавшие мистическое учение о «сакральной географии». Позже эти наработки оформились в практически применимые законы геополитики. Например, любое государство стремится выйти к морю, захватить торговые пути, приблизить свои границы к естественным границам – горам, береговой линии, ранее – границе леса. Для любого государства выгодно создавать столицу в глубине своего массива, держать под контролем реки, максимально увеличить границу по береговой линии и сократить сухопутную, так как последнюю тяжело охранять.

Так же очевидно, что национальные интересы государства не меняются со сменой строя или правителя, а если и меняются, то история жестоко наказывает за такие решения. И, в конечном счете, любое международное событие может быть описано в геополитических терминах, которые мы разберем в этой работе. Более того, игра Го, как это ни странно, оперируя понятиями территориальности, повторяет известные в геополитике парадигмы, которые мы попробуем осветить по порядку.

Море против Суши

В классической геополитике существует понятие фундаментального дуализма концептуальных «моря» и «суши». То есть все государства можно разделить на государства, исповедующие «морской» тип могущества и «сухопутный». Это описано в работах Хэлфорда Макиндера и Карла Шмидта под названием «Бегемот против Левиафана» (как библейские сухопутное и морское чудовища) и «Суша против Моря» соответственно.

«Морские» государства базируют свою мощь на огромном флоте, идее открытого рынка, демократии и, как правило, представляют собой геополитические «острова» (то есть могут быть островом географически, а могут быть островом геополитически – не иметь на континенте сильных соседних внешнеполитически активных государств, что даст возможность вести себя как островное государство – США, например). «Сухопутные» государства более статичны, их мощь в большой сухопутной армии, идеократии, иерархичности. Некоторые государства могут постоянно менять свой этос, порядок, и быть одно время «морскими», а другое время «сухопутными»: Франция (ни остров, ни континент), Саудовская Аравия, Япония (последняя, пока руководствовалась суверенитетом, была безусловной морской державой, ныне – полуконтинентальное, утратившее суверенитет).

Если посмотреть историю, то все ключевые столкновения происходили между государствами «моря» и «суши». Это и война Рима с Карфагеном, персов с греками, «опиумные» войны Британии и Китая, Большая игра. Гитлер, возглавляя сухопутную державу, повел свои войска на восток против другой сухопутной державы и был наказан. Топи он британский флот вместо отправки на восток все новые и новые танковые колонны, мы бы жили в другой ветке истории, где Рейх так и не был разрушен.

Вместе с этим основные геополитические концепции настаивают на интеграции государств «моря» между собой и государств «суши» между собой, полагая, что союзы «моря» и «суши» ненадежны. Отсюда важнейшее значение имеет российско-германская, российско-иранская, российско-китайская интеграции и, наоборот, для государств «моря» американо-британская, американо-австралийская, американо-японская.
На гобане эта дихотомия находит отражение в камнях двух цветов. Третьего цвета не дано, а если его кто-то и добавляет, то так или иначе этот цвет объединяется с одним из других и добивает третьего чтобы уже потом получить свои выигрыши от уничтожения одного из противников и занять его место в борьбе с победителем. То есть борьба всегда двоичная. Камни одного цвета стремятся к объединению, так как вместе они создают прочную защиту и прочный блок.

У новичков отчетливо видно как разыгранные ситуации в разных частях доски (регионах доски?) конфликтуют, но стремятся к объединению независимо от нарастающего сопротивления противника. По одиночке группам выживать сложно, будущая победа или хотя бы непроигрыш – в тесной интеграции камней.

Санитарный кордон

В пособиях по геополитике всегда пишется, что самый эффективный способ борьбы с интеграцией сухопутных государств (более склонных к интеграции, чем «морские», которые часто самодостаточны) является санитарный кордон. Санитарные кордоны чаще всего представляют собой пояс небольших умеренно агрессивных государств, разделяющих два интегрирующихся государства.

Первоначально термин означал обобщающее геополитическое название группы лимитрофных, промежуточных, государств, созданной под эгидой Великобритании и Франции после распада Российской империи вдоль европейских границ Советской России и сдерживавшей проникновение коммунистических идей в страны Запада в 1920-е и 1930-е годы ХХ века. С 1990-х годов термин стал широко использоваться вновь.

Таким образом, санитарным кордоном между Россией и Германией является пояс русофобских и германофобских государств из Прибалтики, Польши и Украины, другие кордоны по этой же линии является классическими. Для Большой игры в части противостояния Лондона и Петербурга в Средней Азии, характерен другой санитарный кордон – Афганистан. Тогда Россия захватила Среднюю Азию, а Великобритания Индию и современный Пакистан. Между ними образовался известный афганский буфер. Одно время кордоном пытались сделать Монголию (об этом говорит и попытка цветной революции, оставшаяся большей частью незамеченной).

В Го идея санитарного кордона фундаментальна и несет название «разрезания». Важным является разрезать группы камней противника уже на самых ранних этапах, а большинство тактической борьбы сводится либо к поглощению разрезания и, в конце концов, соединению групп, либо к удержанию разрезания и создания ситуации, при которой разрезанные группы должны выживать самостоятельно, строить свои глаза.

Санитарные кордоны на гобане могут достигать значительной протяженности, и их статус может определиться только в конце партии. В этом плане борьба в Го сродни геополитическим операциям по возведению санитарных кордонов и их прорыву.

«Нет, санитарный кордон – это пустырь, пустая ничейная земля, разве нет?» — спрашивает меня требовательный читатель. «Не думаю» — отвечаю я. Пространство между дружественными группами не может быть пустырем. Оно либо родственно, либо враждебно. Если родственно — поглощается и становится территорией, если враждебно — становится санитарным кардоном. Пустыри в геополитике — это лимитрофы, слабые государства и территории с неоднозначным управлением. Они могут быть захвачены либо странами Суши, либо странами Моря.

Автаркия больших пространств

В геополитике есть известное понятие автаркии больших пространств. Оно означает такой территориальный размер государства или блока, который позволяет самостоятельно наладить внутреннюю экономическую и хозяйственную деятельность, обеспечить себя стратегическими ресурсами, создать закрытую архитектуру безопасности, наладить социальный порядок без ущерба для себя и своих граждан. Особое значение приобрело с появлением социалистического и капиталистического блоков.

Соответственно, государства (и группы камней) должны стремиться к автаркии чтобы не быть поглощенными группами противника, а малые группы, не способные к автаркии, должны соединиться со способными к автаркии группами. В отличие от геополитики автаркичность групп на гобане должна отвечать не множеству условий, а только одному – двухглазости. Разделенные санитарными кордонами группы должны искать автаркию самостоятельно.

Между тем можно сделать довольно неожиданные выводы. Например, игра на месте съеденных камней в ситуации. Когда вброс камней приводит к уничтожению потенциальных глаз – это типичная ситуация в Ираке. Там потенциально автаркичное государство лишилось внутреннего важного пункта (элитной позиции президента и его окружения), и в данный момент происходит игра на месте съеденных камней с целью уничтожить иракскую группу и создать группу дружественного игроку цвета внутри пояса групп цвета противника (арабских государств). А попытка создания самостоятельной государственности в Южной Осетии и Абхазии – это попытка строительства двух глаз в одноглазых группах, которые, так или иначе, придется соединять с большой автаркичной Россией, так как выжить в двуглазой Грузии они не в состоянии.

Здесь же находится и термин «жизненное пространство», «ливенсраум», разработанное Хаусхофером и украденное (и использованное не по назначению) пропагандистской машиной Третьего Рейха. Оно означает организацию пространства для минимального (с учетом уровня жизни, ожиданий и запросов) условия для жизни и развития. Фактически речь идет о создании двух глаз или захвате такого пространства, которое позволит в любой момент и при любой угрозе эти глаза построить.

Стратегия «Анаконды»

Российский геополитик Александр Дугин определяет стратегию «Анаконды» как «геополитическая линия стран «моря», направленная на отторжение от Евразии (группы стран «суши») (прим. – ТТ) максимально большого объема береговых территорий для сдерживания ее геополитической экспансии». То есть, чтобы ограничить экспансию стран «суши», необходимо «откусить» у них побережье. Тратя свои силы и ресурсы на охрану сухопутных сложно оберегаемых границ, и распыляясь на возврат береговых линий, страны «суши» теряют экспансионистский запал.

Идея принадлежит адмиралу США Мэхену, который сформулировал стратегию борьбы с континентальными государствами Евразии, в частности СССР, посредством превосходства на море. Он делил континент на три зоны – «хартленд», сердцевина континента, источник могущества государств «суши», «римленд», береговая линия и прибрежные государства, которые могут склоняться как в пользу государств «суши», так и государств «моря» — куда ветер подует — и «хантерленд», территория за береговой линией. То есть, захватив плацдарм на побережье, надо перевести геополитическую борьбу с берега вглубь континента, в хантерленд. Это будет угрожать безопасности хартленда и стянет основные ресурсы и силы континентальных держав.

На гобане мы видим реализацию этой стратегии в захвате и удержании углов и сторон. Оторвав от края противника, его можно загнать в центр и там сжать до небольших групп с минимальной автаркией. С этой точки зрения фатально захватить и построить базу в углах и на сторонах, так как оборонять береговую линию, как уже писалось, гораздо проще чем сухопутную, требующую большого количества камней и коротких ходов.

Если одной из сторон удалось захватить 3-4 угла и расширить влияние своих плацдармов на стороны, отрезая окончательно противника от берега, края доски, это, как правило, приводит к сдаче. Если же захват углов и сторон не привел к отрезанию противника от этих регионов, а имеющиеся пространства удалось разделить поровну, то битва переносится в хантерленд, территорию между тэнгеном и четвертой линией, чтобы разобщить имеющийся массив на несколько государств-групп и построить там свои пространства-группы, свои марионеточные государства.

« »

Ваш отзыв

Это не спам.
сделано dimoning.ru

JSantispam

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.